Кенес Ракишев в «деле Шакро»

Продолжаем серию статей о «громких» фамилиях, которые фигурируют в деле о взятке для сотрудников СКР за освобождение «авторитета» Андрея Кочуйкова (Итальянец) — ближайшего сподвижника «вора в законе» Захара Калашова (Шакро Молодой). Мы уже рассказывали о подозрительных встречах сотрудников СКР и «решальщиков» с главой ФНС Михаилом Мишустиным; о «разборках» Калашова и миллиардера Алишера Усманова, о роли в данной истории Искандера Махмудова и Андрея Бокарева. В этой публикации речь пойдет еще об одном крайне богатом человеке, выходце из Казахстана Кенесе Ракишеве. Его фамилию мы пока не нашли в деле о взятке, зато она присутствует в смежном деле- в отношении адвоката Эдуарда Буданцева. Именно после перестрелки с ним «авторитет» Андрей Кочуйков попал в СИЗО, откуда его при помощи взятки сотрудникам СКР и пытались вызволить. Как следует из материалов дела, послал Буданцева на выяснение отношений с людьми Шакро Молодого именно Ракишев. По большому счету, это с его подачи и завертелась вся эта история, закончившаяся арестом Калашова и сотрудников СКР.

Итак, 16 декабря 2015 года. С момента перестрелки у ресторана «Элементс», в которой участвовали люди Эдуарда Буданцева и люди Андрея Кочуйкова, прошло немногим более суток. Буданцев еще находится под стражей (позже ему изберут меру пресечения в виде домашнего ареста), проходит его первый допрос. Адвокат подробно описывает события, произошедшие 14 декабря 2015 года (протокол допроса есть в нашем распоряжении). В частности, Буданцев так описывает, как ему пришлось поехать в «Элементс»: «14 декабря, примерно в 20 часов, мне на мобильный позвонил то ли Вячеслав, то ли Кенес, я их по голосам путаю». Звонивший и рассказал, что какие-то люди «наезжают» на владелицу ресторана «Элементс» Жанну Ким и ей требуется срочная помощь. Под Вячеславом подразумевается крупный казахский бизнесмен Вячеслав Ким (родственник Жанны, инвестор ресторана «Элементс»). Однако, в данном случае звонившим Буданцеву был все-же не он, а именно Кенес Ракишев (близкий приятель Жанны и тоже инвестор «Элементс»). О том, что адвокату звонил именно Ракишев следует, как из материалов «дела Буданцева», так и из материалов дела в отношении сотрудников полиции, обвинявшихся в том, что они не предотвратили перестрелку. По нашим данным, в этих делах присутствуют детализации телефонных соединений «трубок» Буданцева и Ким. Так, вот из этих детализаций следует, что, когда к Ким приехали люди Итальянца, она звонила по разным номерам, в том числе Кенесу Ракишеву. В свою очередь, Ракишев вскоре после этой беседы позвонил Буданцеву. И последний стал собираться в ресторан «Элементс». А вот соединений между телефоном Буданцева и телефоном Жанны нет. Более того, Ким до последнего не знала, кто приедет на ее защиту. Она записывала разговоры с вымогателями на диктофон, который не выключала. Из-за этого на записи (она присутствует в материалах дела и есть в нашем распоряжении) оказались беседы Жанны с людьми из ее команды, а также некоторые телефонные беседы (слышен голос только Ким). В одной из этих бесед она говорит: «Сейчас еще подлетят бойцы от шефа моего. Все нормально». Позже в другой беседе, Жанна уточняет, что это будут «люди Кенеса».

Жанна Ким

Когда же в ресторане появляется Буданцев с сопровождением, Ким вначале не понимает, что это за люди и с чьей они стороны. Она даже интересуется у участкового- кто это такие. Опытный Буданцев быстро проводит ее опрос, чтобы понять в чем суть конфликта. И тут уже до Ким доходит, что это и есть, те самые «люди Кенеса». К чести адвоката, он не стушевался перед более, чем десятью вооруженными гангстерами и помешал вымогательству. При этом, рискуя жизнью.

Фатима Мисикова

Более того, он прикрыл не только Жанну, но и Ракишева. Позже Буданцев изменил показания, заявив, что у него с 2014 года было заключено соглашение об оказании юридической помощи с ООО «Гангам Стайл» (принадлежит Ким) и именно в рамках этого соглашения он и прибыл 14 декабря в «Элементс». А не по просьбе Кенеса Ракишева.

А вот поведение Ракишева в этой истории, по нашему мнению, вызывает немало вопросов. Буданцев, прибыв в ресторан, не знал, кто вымогает деньги, с кем ему придется иметь дело. Фактически действовал «с колес». Если бы его предупредили, что там будет «авторитет» Итальянец- «правая рука» Шакро Молодого- то, возможно, перестрелки удалось бы избежать. У Буданцева хватает связей в силовых ведомствах и в криминальном мире, что бы разрешить такую проблему без стрельбы. Однако, тот, кто отправлял его в «Элементс» не предупредил адвоката о серьезном противнике. А вот, что Ракишев не знал, кто вымогает деньги, крайне сомнительно. Итальянец действовал на стороне дизайнера Фатимы Мисиковой, которая полагала, что Ким не доплатила ей за работы в ресторане «Элементс». (Напомним, что одним из инвесторов этого проекта был Ракишев). Перед тем, как две женщины поссорились, они были приятельницами, много общались, тусовались. И Ким, наверняка, знала, кто является возлюбленным Мисиковой. А им был как раз Андрей Кочуйков. И когда произошел первый «наезд», Жана рассказала о случившемся своим инвесторам, в том числе Ракишеву. И, наверняка, Кенес понимал, насколько серьезны личности вымогателей. Об этом говорит и другой факт. Буданцева Ракишев нашел через своего делового партнера Искандера Махмудова. Последний — миллиардер, человек прошедший криминальные войны 90-х годов. Стал бы Ракишев беспокоить Махмудова из-за Жанны Ким, если бы не знал, что на нее «наезжают» люди Шакро Молодого? Конечно, нет. Во всех других случаях, он бы мог найти поддержку при помощи личных связей в МВД или посто через свою службу безопасности. И только, когда ты знаешь, что противостоит тебе такая персона, как Захар Калашов, надо бежать за помощью к Искандеру Махмудову.

Кенес Ракишев

Причем, по нашему мнению, Кенес Ракишев мог быть участником сложной игры с целью подставить Шакро Молодого. (А придумать что-то лучше для этого, чем «в темную» отправить на выяснение отношений Буданцева, невозможно). Ведь Ракишев тоже не чужд «темного мира», в частности, в Интернете появлялись фотографии, на которых Кенес запечатлен вместе с Анваром Габбазовым- братом «вора в законе» Рустама Габбазова (Рустик Бишкекский, похищен и убит в Подмосковье в 2004 году).

О том, что они стали жертвой провокации с участием Ракишева, полагают и сами Андрей Кочуйков и Захар Калашов. Итальянец во время дачи показаний на суде Жанной Ким (она делала это через видеотрансляцию, находясь за пределами РФ) заявил следующее: «Жанна, если вы будете на нас клеветать, я назову ваших инвесторов. Один — это родственник, а второй — это тот, который послал Буданцева». Под последним человеком (пославшим Буданцева) Кочуйков подразумевал Ракишева. Также Итальянец, выступая на слушаниях, сообщил следующее: «С Калашовым я познакомился около 20 лет назад. Не помню, кто нас познакомил. Знаю, что он пенсионер и занимается бизнесом. Москва – город маленький. И в узком кругу все знают, кто финансировал Жанну Ким. И Захар Калашов его хорошо знает. Та ситуация могла возникнуть в результате конфликта с серьезными людьми. Потому что сумма смешная…Фатима хотела, чтобы серьезные люди повлияли на ситуацию. Разобраться в этом мог Захарий Князивич (Шакро)».

Шакро Молодой

Как мы полагаем, материалы дела говорят фактически о том, что Кенес Ракишев объявил войну верхушке мафии, сыграл «в игру», по итогам которой за решеткой оказался «вор в законе №1». Однако, посадка Калашова и Итальянца еще не означает, что Ракишев вышел в этой войне победителем.