Самураи: история одной легенды


У каждого существуют свои культурные ассоциации. Вспоминается одна довольно глупая эстрадная песенка, в которой все представление о культуре Японии сводится к трем тезисам: чай – банзай – самурай. Но с другой стороны, даже она по-своему отражает наши минимальные представления о Стране Восходящего Солнца. Представления, кстати, в большей мере легендарные. Это и понятно, ведь даже сами японцы часто идеализируют историю самурайства.

Самурай

На земле Японии каждый уважающий себя феодал держал при себе группу вооруженных слуг, которые первоначально назывались «сабураями». Из этих личных слуг постепенно формиовались серьезные боевые дружины, с которыми и за власть побороться не грех. Постепенно семьи крупных феодалов, или кланы, оттеснили на задний план даже императоров. Правда, власть императора была объявлена священной, но при этом стала номинальной, а реально Японией управляли удачливые военные предводители – сегуны. То-то было раздолье самураям всех мастей, ведь они были главной силой в государстве. Но не все так просто.

В 12-13 веках самурайство приносило не только моральное, но и вполне ощутимое материальное удовлетворение. Закон войны везде одинаков, и самураи победившего клана безжалостно грабили побежденных. Однако войны разоряли государство и наступил момент, когда правящие сегуны стали подумывать о стабильности. Мир оказался тяжелым испытанием для самураев. Безработные «рыцари удачи» повели себя по-разному. Одни окончательно обнищали и продали даже самурайские мечи, знак принадлежности к высшему сословию. Чтобы не опозориться публично такие горе-самураи носили в ножнах бамбуковые муляжи вместо настоящих мечей. Другие служили у более–менее зажиточных кланов и были готовы на все ради миски рисовой каши. А третьи собирались в лихие разбойничьи ватаги, не подчиняясь никаким законам.

На какое-то время слово «самурай» стало синонимом убийства и насилия, а матери пугали самураями малых детей. Крестьяне побойчее создавали отряды самообороны и сами нападали на самураев, уничтожая грабителей и заодно вооружаясь самурайскими мечами и доспехами. Конец междоусобицам положила центральная власть. С одной стороны, под страхом смерти она разоружила крестьян, а то гляди и до революции недалеко. С другой стороны, для самураев был установлен кодекс чести – буси-до. Он популярно объяснял, что такое – хорошо и, что такое – плохо, и плохой самурай оказывался отверженным обществом.

Существует мнение, что окончательная деградация самурайства связана с появлением в Японии европейского огнестрельного оружия. Мол, отпала необходимость в искусных фехтовальщиках, а отряд мушкетеров с успехом заменял целую самурайскую армию. По мнению японцев, это утверждение верно лишь отчасти. Голландские мушкеты, поступавшие в Японию, отнюдь не являлись образцом совершенства. Японские вояки быстро приспособились, их доспехи из накладных пластин выдерживали мушкетный выстрел с близкого расстояния.

Опаснее порохового заряда оказалась… городская культура, с ее искусами, кварталами удовольствий, дорогими гейшами. Воинская доблесть уходила в прошлое, а ее место занимала галантная обходительность: отточенное слово заменяло острый клинок, все реже понятие «верность» скреплялось кровью. Но оставались легенды о самураях.

Банзай!

Боевой клич самураев, японское «ура» — это тоже часть легенды, мифа о бесстрашных, кровожадных и благородных самураях. На самом деле, как и в любой среде, среди самураев находились разные личности. Приведем только некоторые примеры, в какой-то мере разбивавшие миф о самураях.

Так, самурай никогда не спешил применять оружие, в отличие от европейского «коллеги»-рыцаря. Умение выйти из ситуации без вооруженного столкновения ценилось не меньше, чем мужество в бою.

История рассказывает, что в одной из японских провинций обитал знаменитый разбойник Хакамадарэ. Этот разбойник грабил и нередко убивал путников. Однажды ночью он вышел на очередной разбой и увидел человека в богатой одежде, который спокойно шел по дороге и при этом наигрывал на флейте. Хакамадарэ вытащил меч и бросился на путника, надеясь его устрашить или хотя бы вызвать ответную реакцию и убить. Но неизвестный невозмутимо шагал, наигрывая на флейте, только изредка оглядываясь на разбойника, но, не выказывая ни малейших признаков страха. Заинтересованный и даже растерянный Хакамадарэ следовал за путником.

- Что ты делаешь? – неожиданно спросил человек, прервав игру.

- Я хочу ограбить вас, — признался разбойник.

- Идем со мной, — приказал человек и Хакамадарэ, помимо своего желания, подчинился незнакомцу.

Человек привел Хакамадарэ к своему дому и наделил прочной теплой одеждой, предупредив, чтобы разбойник прекратил нападения, а в случае необходимости смело приходил к нему домой. Позже Хакамадарэ узнал, что беседовал с новым «губернатором» Ясумаса. Рассказ восхваляет хладнокровие и мужество Ясумаса, подчеркивая при этом, что он не был наследственным самураем.

А какой же рассказ о самураях без харакири?! Любопытно, что японцы называют полный правильный обряд вспарывания живота «сэппуку», а вот если он совершается в укороченном виде или не совсем удачно, тогда «харакири». По представлению японцев, душа человека находится в районе живота, и, проделывая сэппуку, самурай показывает чистоту своих духовных помыслов. Но далеко не все самураи следовали кодексу чести, вплоть до смертного конца. Среди них встречались и клятвопреступники, даже отцеубийцы, следовавшие лозунгу «выживает сильнейший».

Бывало и наоборот: самурая обвиняли в чем-то неблаговидном, не понимая истинных причин его поведения. Такова знаменитая история 47 самураев. Их хозяин погиб в стычке со знатным царедворцем и по самурайским законам они должны были отомстить за его смерть. Понимая, что враг принял меры предосторожности и прямая атака на замок может привести к их гибели без отмщения, самураи изменили тактику. Они разошлись в разные стороны, пьянствовали и прожигали жизнь, показывая, что совершенно наплевали на кодекс чести и не помышляют о мести. Лишь много месяцев спустя, когда даже окружающие поверили в их моральное падение, 47 самураев неожиданным ночным штурмом овладели замком своего врага и отрубили ему голову. Только один из них погиб в схватке, оставшиеся в живых (46 самураев) были приговорены императором к смерти, с милостивым разрешением совершить коллективное сэппуку, что они и исполнили, с полным чувством выполненного долга.

Чай

Завершим краткий очерк истории самурайства красиво. Оставив поле войны, многие самураи превратились в аскетов или эстетов. В этой связи интересно происхождение чайной церемонии, гордости каждого благородного японца. Распространение чая в Японии относится к 12 веку. А началось с того, что один из сегунов открыл, что новый напиток очень хорош с… похмелья. Вот так, с похмелья, японцы и придумали чайную церемонию. Теперь один чайник, сделанный Мастером, ценился дороже хорошего меча. Случалось также, что Мастер церемонии отражал нападение, вооруженного мечом противника, деревянным черпачком, предназначенным для разливания чая.

Но чаще он действовал на врагов… красотой чайной церемонии. Так что красота по-японски – страшная сила (испытано на себе).

Самураи: история= одной= легенды